страницы партии
в социальных сетях:

Categories Menu

Опубликовано on 05.08.2016

Интервью с Анатолием Быковым на радио “Комсомольская Правда”

Интервью с Анатолием Быковым на радио “Комсомольская Правда”

КП: Добрый вечер, дорогие друзья! Радио “Комсомольская правда”. Продолжаем наш проект “Красноярск. Время выборов”. В преддверии больших сентябрьских событий общаемся с экспертами, с политиками, с бизнесменами, с общественниками, просто с неравнодушными красноярцами о том, как мы жили последние 5 лет, о том, в каком состоянии находится сейчас наш регион, наш город, и что будет дальше, конечно же. Сегодня в очередной раз в нашей студии появляется политик, меценат, предприниматель Анатолий Быков. Анатолий Петрович, рады Вас приветствовать!

АБ: Добрый вечер!

КП: Я предлагаю начать с таких больших вещей, немножко повспоминать. Почти 2 с половиной года мы живем с нашим нынешним губернатором и, когда он приходил к власти, тогда были заявлены (ну, каждый губернатор так делает, говорит определенные посылы, планы строит, говорит, что мы будем поднимать бизнес, что у нас будет всё хорошо, развитие и т.д и т.д.) Так вот, наш взгляд, сегодня чего мы смогли реально добиться с Виктором Александровичем?

АБ: Я думаю, Виктору Александровичу не дали сделать то, что он хотел и планировал. Во-первых, он сохранил ту команду, которая была при Кузнецове, которая была заточена совершенно для другой цели, для разрушения, а не созидания. Ну, наверное, это был какой-то определенный торг, сохранить эту команду. Когда Виктор Александрович приходил, почему он ее оставил? Они помогали ему избраться. И он не стал менять кардинально кадры.

КП: Он еще и обещал сохранить команду.

АБ: Совершенно верно. Хотя мы с ним об этом разговаривали, и я говорил, что отдельных людей надо поменять. На самом деле, у него хорошие планы были, и задумка, и то, что он выступал, говорил. И, наверное, тот жизненно-политический опыт, который он обрел, когда работал мэром, губернатором, полпредом, думаю, что из всех тех губернаторов, которые у нас были, это один из образованных, грамотных, государственно подготовленных руководителей нашего края. Но ему не хватило и нехватает воли, воли потребовать, спросить, за упущенное, что чиновники фактически не выполняют.

КП: У своих подчиненных спросить?

АБ: Совершенно верно. По экономическим, социальным вопросам и вообще в целом, и на сегодняшний день даже по политической обстановке, которая сегодня развивается не так, как бы они хотели. Но, наверное, это – результат экономики, результат того кризиса, который происходит в нашей стране, особенно в Красноярском крае. это уровень жизни людей. Кто бы что ни говорил, всегда оценивают политику от того, что находится в кармане у человека, и что есть дома покушать, и как он может сегодня встать, помыться, одеться, проводить своих детей в школу и всё остальное. Когда на сегодняшний день в стране 41 % заявляет, что не на что покушать, не на что одеватья – это говорит о многом. Но я хочу сказать, что наш Красноярский край – это богатейшая территория, но этим надо правильно распоряжаться. Никакой кризис не мог бы повлиять так больно и жестко, как повлиял на Красноярский край. Мы скатились на последнее место. Прежде всего дали оценку руководителю края, мы на предпоследнем месте и по госдолгу мы на последнем месте с края, у нас 4 миллиарда. И все те обязательства, которые мы берем, мы фактически не выполняем. Сегодня мы отстаем по Универсиаде, по строительству на 8 месяцев, а может и больше.

КП: А губернатор заявляет обратное!

АБ: Заявлять можно хоть что. Есть на сегодняшний день результат. И я всегда говорил: “Время очень быстро бежит!” Хотя изначально, когда Универсиаду планировали, когда заговорили о ней, что мы выиграем, туда-сюда, и когда выиграли все радовались. И я говорил: “Рано еще радоваться! Подождите, к ней надо еще подготовиться!”

КП: И это не только стройка…

АБ: Конечно! Я предлагал разумные вещи: организовать государственно-строительный трест именно под Универсиаду, чтобы были именно наши строительные компании, молодых архитекторов пригласить, которые получили хорошее образование. Собрать эту команду…

КП: Это им работу даст.

АБ: Совершенно верно! И деньги сохранить, не надо вывозить из Красноярского края, мы бы сами подготовились, но именно под государственным контролем. А когда поехали сюда питерцы, москвичи, другие, и начали влиять на весь процесс… Ну, я думаю, что это приведет в конечном результате к тому, что произошло с Олимпиадой: мы будем в конце день и ночь работать, делать так, как делали в Сочи.

КП: На утро перед началом доделывали…

АБ: Да. поверьте, мы это ощутим на себе и почувствуем на себе.

КП: Анатолий Петрович, не секрет, когда мы говорим про наши сферы, здравоохранение, социальную сферу, образование, многие решения, моменты принимаются в Москве, и на местах, скажем так, не очень много полномочий. Так ли это?

АБ: Я не согласен с этим. Нужна просто воля, решительность, и нужно быть преданный своей территории, своему народу. Никто не может повлиять! Если в советском время, когда руководил Фидирко, первый секретарь райкома партии, Кузнецов – директор КРАМЗа, они мне рассказывали, как они в советское время строили социальные объекты, когда ЦК запрещал это делать. Они под разным предлогом, под разными вывесками это делали.

КП: То есть им могли за это по шапке надавать?

АБ: Конечно. Могли “волчий билет” выдать и дело в том, что люди делали. Почему? Потому что они думали прежде всего о своих горожанах, о своих жителях прежде всего, о социальной сфере. Где проводить, например, досуг. Вот построили они дворец труда, “Сокол” спорткомплекс, игровые залы, бассейн, Оперный театр начали строить и всё остальное. Они думали о том, что нужно для города. На сегодняшний день мы не можем назвать, что в Красноярске за последние 20 лет мы могли построить для красноярцев и жителей края. Одна только болтовня! Но это все невооруженным глазом видять. Просто, Быков это вслух говорит. А люди между собой говорят, пишут мне, рассказывают, вспоминают те времена. Я общаюсь с разными людьми, разной социальной направленности, с ветеранами общаюсь, с теми, кто на самом деле строили, творили в городе, именно строили город. И в спорте на сегодняшний день мы катимся в никуда. И я всегда говорил, когда Виктор Александрович только пришел, мы договорились работать, я говорил: “Я готов вам помогать, если вы будете в интересах города и края работать, я вам бескорыстно буду помогать”. Предалагал сразу начать минипроектик такой – миниинтернат для детских видов спорта. Я говорю: “Посмотрите, у нас почти все детские виды спорта наполнены легионерами. Мы тратим огромнейшие деньги налогоплательщиков. Давайте построим, площадки есть, школа рядом, они будут учиться. Мы соберем этих звездочек со всего края, и у нас будет футбол, хоккей с шайбой, хоккей с мячом, баскетбол – всё свое будет! Вы поработает срок, уйдете, и мы вновь столкнемся с этими проблемами!”. На сегодняшний день наши дети, детский дом стали чемпионами мира по футболу. Это о чем говорит? Что унас есть потенциал! Нужно в него верить! Я 20 лет говорю об этом, что мы должны прежде всего в своих детей вкладывать, создавать условия для своих детей. И при Хлопонине это говорил. Может быть, это PR был, когда в Манском районе проводили расширенное заседание по спорту, что построят 300 спортивных сооружений, в каждом городе, в каждом районе. Это было бы лучше того, если бы мы провели Универсиаду. Мы все должны думать не только о Красноярске, мы должны думать обо всем крае. Прежде всего, о всем народе, который живет на территории края…

КП: Ребятишки, конечно, молодцы, особенно на фоне фиаско российской сборной. Мы сейчас прирвемся на новости и рекламу. Друзья, это “Красноряск. Время выбора”. Говорим о том, чем мы живет и как сегодня. анатолий Быков у нас в гостях. Скоро вернемся.

… Еще раз всем привет! Меня зовут Ринат… Продолдаем обсуждать то, чем мы живем и жили последние несколько лет и в каком состоянии приходим к 18 сентября. Политик, меценат, предприниматель Анатолий Быков у нас у гостях. Еще раз здравствуйте, Анатолий Петрович! Хотелось бы еще поговорить на тему города. Те, кто последние 10-15 лет следит за внешним обликом Красноярска, не могли не заметить, что появляется большое количество новых домов, причем с такой, современной архитектурой, дороги становятся чуть получше. Может, процесс медленный, но тем не менее…

АБ: С дорогами не соглашусь!

КП: Когда мы говорили про Советский союз, о том, как строились объекты, реконструкция Театра Пушкина, которая закончилась недавно, она выявила такую интересную российскую традицию: стартовую цену объявили около, по-моему 600 млн., проходит время, выясняется, что “негожие” люди зашли на объект, сроки затягиваются, пока ищут нового подрядчика, цена возрастает. У нас не было ни одного примера, когда бы сделали за меньшие деньги. В итоге сделали чуть ли не в три раза дороже. краевые власти это озвучивают как большую свою заслугу. Но мы-то понимаем, что огромные деньги ушли непнятно куда. Можно вообще повлиять на эту читуацию, или так будет постоянно?

АБ: Конечно можно! Была бы воля того же Законодательного собрания, Городского совета, вообще надзорных органов. если даже мы вернемся к теме ремонта Большого концертного зала. Сколько мы времени строили, сколько мы потратили на него, и сколько там украли, до сих пор не могут найти

КП: Просто красноярцев поставили перед фактом, а они же платили из своих карманов!

АБ: Совершенно верно! Строительство моста – тоже самое! В “Жилфонде” мы 2 млрд. потеряли, тоже не могли найти. Куда ни глянь, везде мы терям деньги, которые неоправдано потрачены. Может кем-то присвоены, в этом должны разбираться компетентные органы. Но у нас компетентные органы часто занимаются не теми вопросами, которыми они должны заниматься. Все, что происходит в стране, мы видим. Мы сначала этого джина выпустили из бутылки, а назад загнать не можем, это коррупция. Вот вы говорите, что сейчас строятся дома в Красноярске. Я не соглашусь с этим. Коммерческое жилье строится, а социального жилья нет у нас. Посмотрите, сколько домов настроено, и сколько людей живут в этих домах. Строится не согласовано по архитектуре. Недавно был в Казани и увидел, как там в центре города всё это контролируется. Если есть там трехэтажный дом, то выше трех этажей рядом никто не позволит построить многоэтажку. Никому, кто бы это ни был. А у нас наоборот, так застроили город! Надо было расширять, надо было его украшать, строить новые дороги. Вы говорили, что у нас дороги – дороги стали хуже, чем были. Во дворах вообще не пройти не проехать! У нас город находится в ветхом состоянии, и фактически власть городская не знает, что делать. И в этой суете, в этой политической борьбе, экономической борьбе, междоусобице, которая происходит вокруг городской администрации, только уголовные дела то на одного, то на другого, также и в краевой администрации, это в первую очередь зависит от самого губернатора, который за два с лишним не сумел создать команду, которая бы работала на развитие города и края. Красноярск – это столица нащего края. Мы видим, когда дожди пройдут, у нас потоп – город плавает, потому что водостоки асфальтом залили. Например, улица Мира6 нужно было восстановить водостоки, а потом положить асфальт, и все это прекрасно понимают. А легче всего было закатать! Вот они закадали и думают: ” Мы сегодня это сделали, а завтра…”

КП:  Деньги осволи опять-таки!

АБ: Совершенно верно! И деньги осваивать мы научились, но у нас нет надзорного органа, народного контроля, который бы контролировал всё. Мне понравилось, что в Москве Собянин создал такую группу. Просто один мой знакомый попал под это. Он занимается асфальтом. Он выполнил проект, работы по укладке асфальта, и приехали надзорный орган, замерил и не признал. И богатый человек стал банкротом! Ему не заплатили эти деньги, сказали переделывать. И он не смог этого сделать. На сегодняшний день капитальный ремонт дорог должны независимые люди контролировать, которые не должны входить в состав тех людей, которые зависят от этого.

КП: Анатолий Петрович, вот по поводу ремонта. Если сделали какую-то некачественную работу, объект, всегда пытаются найти крайнего. Чиновник говорит “Я не виноват, это подрядчик!”, подрядчик говорит “Это субподрядчик!” Все-таки это вотчина чиновника, и если ты не справляешься, то…

АБ: Есть простая мысль: виноват тот, кто принимает! Его соблазнили, он поставил подпись!

КП:  А нежелание наказывать людей, которые плохо делают свою работу – это он нежелания ругаться с людьми? Слишком мягкий подход или как?

АБ: Там соблазн и коррупция превышают силу воли, ответсвенности и спроса. Так устроено в стране, что все сегодня запутаны в этом.

КП: Самое интересное, что даже рядовому красноярцу понятно, почему, например, делают дорогу плохо: потому что, если сделаешь хорошо, на следующий год денег не дадут! До смешного доходит, хотя смешного здесь ничего нет. Как сломать эту ситуацию?

АБ: Я думаю, что мы все сами должны измениться. Сами себе сказать: “Мы не хотим так жить!”. Мы все виноваты в том, что произошло с краем. Нельзя винить сегодня только одного губернатора и ту власть, которая сегодня есть.

КП: Мы виноваты в нашем безразличии?

АБ: Конечно. Безучастием, пусть делают, что хотят и мы с этим соглашаемся. На сегодня Красноярск обесличили так, что люди не верят никому и ничему. Люди не хотят принимать участие в общественной жизни, в воспитании своих делей, заниматься благоустройством, что бы в каждом доме была чистота и порядок. Зайдите в дом, зайдите в подъезд, ну могут же люди у себя убраться и сделать так, чтобы красиво всё было? Пусть ветхенько, но чистенько! Я вам скажу, я много лет ездил в Юрмалу на “Новую волну”. И я всегда удивлялся: всё так ветхо у них, денег у них нет, но там всё чисто и аккуратно, заборчики покрашены и смотрится по-другому! А у нас всё в развале, все ждут, чтоб кто-то за кого-то что-то сделал. Я думаю, что прежде всего разрушили души нам. Сейчас экономический кризис такой сильный, и всё зависит от того, как мы сумеем преодолеть этот кризис, как мы сумеем преодолеть себя и я думаю, что и политический кризис сегодня настал. Мы сегодня занимается больше внешней  политикой, чем внутренней.

КП: Но ей ведь тоже надо заниматься!

АБ: Совершенно верно. Но я всегда говорил, что надо сначала в своем доме порядок навести.

КП: Почему человек, содержа в чистоте свою собственную квартиру, выходит во двор и уже считает, что это не его? Там можно кинуть бычок, но это же у двух метрах от твоей квартиры!

АБ: Это наше воспитание, это наша культура. И с этого надо сегодня начать. С чистого листа, перевернуть и сказать: “Завтра мы будем жить по другим правилам. Правила для всех одинаковы!” Для Быкова, Петрова, для Путина, Иванова – для всех! Если мы этого не сделаем, мы страну таким путем потеряем морально, психологически, духовно. Потом будет невозможно восстановить. Мы всё делаем на лжи, на обмане, на обещаниях, на красивых речах, но от этого житель нашей страны не будет сыт, одет. Мы должны начать строить новую экономику, создавать новые рабочие места, без которых невозможно сегодня поднять страну. Мы должны прежде всего вкладывать в людей, в детей, а не вывозить сотнями миллиардов из страны. Мы должны создать такие условия, чтобы капитал развивался внутри страны, чтоб наш капитал развивался в Красноярском крае. Тот, кто идет сюда с инвистициями, принимать его по-доброму, как подобает, чтобы человеку было интересно у нас работать, развивать свой бизнес, который он здесь хочет открыть. Всё создавать для этого. Чтобы политически создать равные условия для тех, а не такие, которые сейчас создали. “Единая Россия” себя уничтожила и хочет за собой утащить всех в этот омут, и пытается избирательное право добить до конца. Элла Панфилова пришла, стала председателем избирательной комиссии, пытается что-то делать, но ей одной никогда не дадут. Когда в комиссии один человек принимает решения, советует красноярской комиссии, так единогласно принимает решение, голосует против Быкова. Не в Быкове дело. Быков это знает, он уже прошел двадцаь лет. Они сделали только хуже себе. Быков был, есть и будет. Здесь. Кто бы что ни говорил. Ну, не будет Быков депутатом, от этого ничего не изменится. Люди лючше жить не станут. Наоборот они вызовут волну недоумения. И я хочу в этом плане обратиться к красноярцам, ко всем народам нашего края, ко всем конфессиям: принять активное участие в выборах. И сказать, что завтра мы не хотим так жить в нашем большом, богатом, дружном Красноярском крае. Мы хотим жить так, чтобы здесь было комфортно, уютно, чисто, безопасно, но для этого мы должны говорить правду вслух, не бояться и не стесняться никого и право голоса свое никому не отдавать. А прийти и проголосовать, как подсказывает совесть, для того, чтобы завтрашний день увидели их дети, их внуки. Это не один день. Мы 30 лет разрушали! Наш дом придется 30-40 лет восстанавливать, но восстанавливать мы должны. Мы должны извиниться, покаяться перед нашими детьми и внуками, которым мы оставляем это всё.

КП: Прервемся на новости и рекламу.

Продолжаем проект “Красноярск – время выбора”. Меня зовут Ринат Каримулин. Мы вынуждены в СМИ поднимать больные, острые темы, говорим часто о не очень хорошем, но тем не менее сами имеем в виду, что красноярцы – народ сильный, добрый и радостный. Однако есть вещи, которые из года в год вызывают некое непонимание и вопросы. Почему у нас, например, такое количество существует чиновников, которые занимаются различными направлениями, культурой, массовыми мероприятиями. Есть ли ощущение, что их у нас слишком много? Причем они все ездят на казенной машине, бензин заливается за счет бюджета, потом они делают отчеты, сколько они провели нам праздников. Это же неправильная система?

АБ: Во-первых, я 20 лет пробыл депутатом и ни разу не воспользовался не автомобилем, ни разу не купил за бюджет билет ни на самолет, ни на поезд, никуда, я ни копейки не брал от государства. Найдете еще такого депутата? Поищите! Во-вторых, чиновников, про которых вы сказали, их стало в 2 раза больше, чем в советское время.

КП: Это же автоматически должно значить, что жизнь в два раза стала лучше! А она стала?

АБ: Я всегда приводил в пример Алюминевый завод. Когда мы платили одну треть краевого бюджета, у нас было 12 тысяч рабочих, была сильная социалка, свои детские сады, больницы, санатории, все остальное. Мы тратили огромные средства.

КП: 12 тысяч, и у каждого – семья, дети!

АБ: Конечно. И на сегодняшний день – 4 тысячи рабочих. Зарплата была у нас самая высокая в городе. Сегодня зарплата если в 20-ку входит, то хорошо. По идее, если сейчас меньше рабочих, социалки нет, зарпалата такая, налогов 2-3 процента, должна же зарплата быть как можно выше в 2-3 раза, но этого не происходит. И завод активно принимал в общественной жизни участие, во всех мероприятиях, которые проводили. содержал спорт, хоккей, футбол, регби, всё остальное. Мы же все это делали! На сегодня все они устранились. Они даже не могут контролировать то, что происходит вокруг завода по воводу экологии. И это не только КРАЗ, но и другие предприятия. все промышленно-финансовые группы, которые пришли на территорию Красноярского края, они извлекают только благо для себя. Им плевать, потому что они здесь не живут. Они всю свою прибыль вывозят отсюда. Я не хочу считать их деньги, но я знаю, что они распоряжаются так как хотят вне страны. Все виноваты в том, что мы разрушили один из богатейших регионов страны. Все, в том числе и Норильская компания, и РУСАЛ, и угольщики, и энергетики, и все те, кто сюда пришел сегодня. Нужно губернатору быть хозяином, садить их за стол и разговаривать с ними и вырабатывать правила, как и за счет чего развивать экономику края. Но для этого нужна воля, решительность. Не бояться никого, не оглядываться на Москву. Владимир Владимирович за это только спасибо скажет! Это будет помощь прежде всего ему. Чем сильнее будет регион, тем сильнее будет Россия.

КП: Если вспомнить момент, когда СССР становился Россией (я сейчас про приватизацию), так получилось, что несколько умных людей сделали таким образом, что крупные предприятия, в том числе и стратегические, такие как “Энергосети” оказались в частных руках. Теперь мы вынуждены жить в ситуации, когда край, муниципалитет должны платить за это частному лицу. Можно ли сегодня сделать так, чтобы как-то снизить нагрузку, хотя бы для пенсионеров? У нас сейчас про капремонт говорят. Половина зарплаты уходят у людей на ежемесячные платежи – это тяжело!

АБ: Всё можно. Но для этого нужна воля, решительность и умение руководителю СПРАШИВАТЬ, не жалеть или как-то там договариваться “под столом” тихим сапом. Мы пришли к такой черте, через которую переступать нельзя, иначе всем будет плохо.

КП: Понятно, что у каждого своя голова, каждый оценивает по-разному. Любят у нас сравнивать периоды правления разных губернаторов: Хлопонина – Кузнецова – Толоконского. На ваш взгляд, на что хватило воли в свое время Хлопонину? Что он сделал полезного для края? То же самое Кузнецов и Толоконский? Можете небольшую характеристику дать.

АБ: Я хочу вам сказать, что Хлопонин построил самую опасную и разрушительную пирамиду в крае, которая сегодня дала плоды. Кузнецов уже продолжил это, а Толоконский пришел к разбитому корыту. Я справедливый человек, я не буду никого выговаривать. Я понял, Хлопонин всё осознавал, все понимал, что делается, он был чистый бизнесмен, он делал всё для обогащения своей определенной структуры. Он красиво улыбался, красиво обещал, экономический рывок и всё остальное. Возьмите  его программу и почитайте, что сделано? Сделано всё наоборот. Они грамотный, с хорошим образованием, Кузнецов, Хлопонин и Прохоров, думаю, они три друга учились вместе и зашли в Норильск. Посмотрите теперь в каком состоянии находится этот город. Больше ничего не надо. Я всегда, когда приезжаю туда, я всегда говорю, что если Норильск оставил 3-5 % процента от своей прибыли для восстановления социальной жизни города, Норильск был бы – золотое яйцо. Край их сделал супербогтыми на данный момент. Я не говорю, что только они в этом виноваты. Виновата система, которая позволила это делать. Была разрушена в государстве система контроля, которая должны была контролировать: это можно приватизировать, а это нельзя – это государственная безопасность.

КП: В итоге приватизировали всё!

АБ: Нельзя было приватизировать энергетику, газ, нефть, металлургию, уголь – это столп государства. Вода, лес – можно бизнес делать, но контроль должен быть у государства, 51 %. И я думаю, что мы к этому придем, потому что другого пути нет, чтобы восстановить нашу большую, необъятную Россию. Возвращаясь к дорогам, мы ни одну дорогу не построили с советского времени!

КП: Зато планов много!

АБ: Ни одни развязки не построили, которыми мы можем гордиться, которые развязывают узел пробок в городе.

КП: На Брянской 3-й год строим…

АБ: Да. Нужно сегодня строить новые магистрали, задействовать нашу реку Енисей, чтобы передвигаться могли люди. Те же маленькие катера купить для передвижения пассажиров, чтобы можно было на правый берег, в Рощу…

КП: Но мы же можем зарабатывать с прогулок, как в Питере!

АБ: В Питере это всё поставлено на поток. Магистрали можно построить вдоль Енисея. У нас никто этого не хочет. Новое изобретение сейчас придумали: по канатам вагончики катить. Но для этого нужно делать! Нужно разговаривать с инвесторами, которые сюда приходят, а не ты принесешь мне под столом. Я не буду пока называть фамилии, а то потом скажут, что это выборная кампания и все остальное.

КП: Потом как-нибудь назовем.

АБ: Они работают в администрации края, вокруг губернатора, и я губернатору об этом говорил – он не сделал выводов. Или он лично заинтересован или он не может на них повлиять, третьего не дано.

КП: Анатолий Петрович, по поводу инвистиций. Каждый Красноярский экономический форум, их прошло более десятка у нас уже, заявляет о некоторых потенциальных миллиардных инвистициях, которые вот-вот вольются в нашу экономику. Чиновники говорят, что мы такие привлекательные инвестиционно, что все в очередь встают, чтобы нам деньги дать. По вашему опыту, какова реальная история всех этих инвистиций и что сделано на чужие деньги?

АБ: Тем людям, которые сейчас управляют краем, не дадут ни копейки! Я ответсвенно заявляю, им не верят никому, потому что одна болтовня, и они не способны что-либо сделать. И результат этот за 20 лет показал.

КП: Есть вопросы, которые вызывают непонимание красноярцев. Вот мы ненефтедобывающий регион. Почему когда мировые цены на нефть надают, у нас цена на бензин растет? А когда цена на нефть растет, бензин все равно растет? Почему у нас нет бесплатной бумаги, хлеба и бензина?

АБ: Слушайте, но когда Владимир Владимирович возмутился, когда делал доклад. Он мог возмутиться и сказать:сделайте так, что когда нефть падает, бензин тоже должен падать. но никто этого не не сдалал. Я могу только предполагать, что внутренней политикой никто заниматься не будет, те люди, которые его так окружили, не дают ему вздохнуть. Я хочу сказать, что Россия – это все-таки не Москва с Питером, и кадры должны быть со всей страны там.И те, которые владеют обстановкой в каждом уголке, и политической, и экономической, и которые должны в действительности не бояться, не облизывать, не подлизывать нашего президента, а подсказывать, говорить вслух, что происходит в стране. Они его устыпляют, как будто ведут снова к бунту, к какой-то революции, к развалу страны. Мы не переживем вторую революцию, которая 100 лет назад была в 17-ом году. Мы должны сделать из этого правильный вывод, к чему мы пришли на сегодняшний день. Мы должны перелистнуть эту страницу, начать с чистого листа, сказать: Ребята, с завтрашнего дня мы должны жить по-новому. Давайте учить своих детей тому образованию, которое нужно, а не то, которое нам дают пределенные умники оттуда, из-за рубежа. Наши дети заканчивают школу и через год не помнять, что это такое. Все это было продумано, разработано, все эти школьные программы, для того, чтобы наши дети были безграмотные. Молодежь, которая не имеет знаний, не имеет никаких перспектив. Недавно я прочитал: “Чтобы победить врага, надо взять и обучить их детей”

КП: У меня два коротких вопроса и будем прощаться. В сожалению, время летит. Есть такое понятие “фактор Быкова” и когда слышишь фамилию Быкова, определенные чувства возникают и эмоции. Не Иванов, не Петров, а именно Быков. Как вам удалось заработать тот авторитет, вот это мнение о себе.

АБ: Любовью к своей земле, к своему народу. Я 20 лет служил верой и правдой прежде всего своим избирателям, своей земле. Никогда и никого не предавал, никому не изменял.

КП: Анатолий Петрович, последний вопрос. На позитиве хочется закончить. Не секрет, что не деньги главное в жизни и не прочие блага, но самое главное, что нам помогает жить – это хорошее, нормальное настроение. Вот когда Быкову не очень хорошо, как он поднимает себе настроение? И что вы порекомендуете красноярцам, чтобы настроение было чуть-чуть получше?

АБ: Со мной в жизни всякое бывало и я всегда обращался к Богу, наверное так Богу угодно. Прими то, что сегодня есть и получай от этого удовольствие. Где бы ты ни оказался, что бы с тобой не произошло, сделай из этого выводы и иди дальше. Дорогу осилит идущий. Какой бы путь не был, иди, не останавливайся и только вперед. И все будет хорошо!

КП: Это был Анатолий Быков на радио “Комсомольская правда”.

43