Categories Menu

Опубликовано on 03.12.2017

Депутат Иван Серебряков: «Короля делает свита, но с такой свитой губернатору наш край не поднять»

Депутат Иван Серебряков: «Короля делает свита, но с такой свитой губернатору наш край не поднять»

Руководитель фракции «Патриотов России» в Законодательном Собрании края Иван Серебряков в интервью KrasNews.com рассказал, почему патриоты на очередной сессии не поддержали проект краевого бюджета. Эта сессия запомнилась еще и тем, что руководитель Счетной Палаты Татьяна Давыденко покритиковала депутатов, а также призвала их голосовать за бюджет.

– На последней сессии Законодательного Собрания был представлен проект краевого бюджета. Вы не однократно выступали на сессии, задавали вопросы, выступали с возражениями и в результате фракция «Патриоты России» не поддержала предложенный проект бюджета. С чем это связано?

– Во-первых, это связано с ненормальным отношением к бюджету, у нас спекулируют словами «бюджет социально-направленный, бюджет взвешенный…». Депутаты от «Единой России» как мантру это повторяют. Я согласен, что бюджет социально-направленный – большая часть расходов идет на социалку. И одна из задач государства и субъекта федерации – поддерживать и улучшать социальную жизнь граждан. Ради этого и существуют органы государственной власти – мы именно этим и должны заниматься. Но за этими словами скрываются проблемы, которых в нашем бюджете, к сожалению, хватает. Я так и не смог добиться ответа, кто понес ответственность за не целевые расходования средств нашего краевого бюджета за 2016, 2015 годы. Какие были сделаны выводы правительством Красноярского края? Что было изменено в этом бюджете? Практически все так и осталось. Я вижу причину в одном: та команда, которая готовила бюджет 2018 года, эта же команда готовила бюджет прошлых лет. Эти люди не умеют или не хотят делать работу над ошибками. Я приведу элементарный пример. Я неоднократно слышал от депутатов «Единой России»: «Работайте в комитетах, что вы критикуете»? Каждый из нас работает в своих комитетах, и более того, мы высказываем свои предложения. И есть рычаг у депутатского корпуса – это Счетная палата, это наш контролирующий орган, созданный для того, чтобы депутаты могли проверять работу краевых предприятий и исполнительной власти, куда потрачены деньги   насколько эффективно. Законодательное Собрание согласовывает график проверок Счетной палаты, назначает ее руководство и т.д. Счетная палата предоставляет отчеты, в которых сообщается о вопиющих фактах. К примеру, за 2015 год при поставке угля для северных районов Красноярского края, на разрезе Кайеркан уголь приобретается за 368 руб. за тонну, потом его везут железной дорогой, перезагружают через порт и конечный потребитель получает уже эту же тонну за 43 тыс. руб. Это расходы бюджета. Вы можете вдуматься в цифру 43 тыс. руб. – более чем в 100 раз дороже цены покупки? И если бы это был ещё и уголь! Песок, угольная пыль – этот уголь нельзя использовать в бытовых целях. Это социальные расходы. Деньги из бюджета улетают в трубу. Многократные обращения граждан говорят: «Дует ветер, эта пыль разлетается. Таким углем не топят, а просто засоряют тундру. Зачем такой уголь сюда везут?». Мне понятно зачем – отмываются немалые бюджетные деньги. Только за 2014-2015 год порядка млрд. руб. В этом году в бюджете опять заложены средства на эту же схему. В выводах Счетной палатой сказано: «Схема крайне не выгодна для бюджета». Но, тем не менее, правительство опять заложило 700 млн. руб. Тогда у меня возникает вопрос: «Где логика?» Вам указывают на неэффективную трату средств, а вы из года в год ничего не предпринимаете. Почему мы, исходя из этой вредительской, извращенной логики, должны принимать бюджет? Но меня поразило совсем другое: госпожа Давыденко после моего обращения к Законодательному Собранию и правительству края, где я цитировал строки из доклада Счетной палаты, сказала: «Зачем вы манипулируете Счетной палатой и передергиваете доклад?». Более того, мне было не понятно, почему она советовала депутатам, как надо голосовать по бюджету. Я думаю, раздавать советы, как голосовать – не в компетенции руководителя Счетной палаты. Избирайтесь, пусть вас изберет народ, и потом уже влияйте на голосование. Сегодня у Счетной палаты ко многим программам правительства, как и к северному завозу, есть вопросы, выявлены вопиющие факты неэффективного расходования бюджетных средств, однако в целом, выясняется, Счетная палата такой бюджет одобряет, считает его взвешенным и сбалансированным. Почему Татьяна Давыденко дает положительную рецензию на этот бюджет, и умалчивает о том, что правительством не проделало никакой работы над ошибками! Что это такое? Игра с нами в кошки-мышки или имитация работы? Я считаю, что это не работа. Не для защиты правительства от претензий депутатов создавалась Счетная палата. И мы с вами слышали обращение временно исполняющего обязанности губернатора Александра Викторовича Усса, и те проблемы, которые он обозначал. Отвечает бюджет, подходы правительства и Счетной палаты этим вызовам? Я не думаю, что отвечает. Правительством ничего не сделано для того, чтобы деньги использовать с большей отдачей и пользой. Сэкономленные средства можно было использовать на субсидии, строительство школ, принять многострадальный закон о детях войны.

 

– Врио губернатора края Александр Усс в своих обращениях повторил один из предвыборных пунктов «Патриотов России» о необходимости провести аудит экономики Красноярского края. Счетная палата – единственный орган Заксобрания, призванный заниматься аудитом и бюджета, и предприятий, и программ и т.д. Вы отметили, что выводы Счетной палаты правительством не учитываются, и что руководство Счетной палаты призывает вас молчать и закрывать глаза на эти выводы. Еще и советует поддерживать такой бюджет. Не является ли это противоречием того, какие программные установки дает сам Александр Усс?

– Во-первых, это, конечно же, является противоречием. Мы видим, что та команда, которая работала, продолжает работать. Она не умеет работать по-другому. И нельзя быть уверенным в том, что эта команда завтра будет работать по-другому. Есть хорошая поговорка: «Есть время разбрасывать камни, и есть время собирать камни». Те люди, которые умеют разбрасывать камни, они не умеют собирать их. Кто бы на них ответственность не возлагал. Не надо тешиться в иллюзиях, что завтра у нас что-то поменяется и будет по-другому, если те же самые люди будут работать. Поэтому меня поражает позиция Счетной палаты. Это же мы с вами говорим не только в отношении северного завоза, но и в отношении Красцветмета, где были установлены колоссальные расходы на благотворительность. В бюджет доходит 250 млн руб., а на благотворительность это предприятие тратит в 3 раза больше – почти под млрд. руб. Эти деньги проходят мимо бюджета Красноярского края. Оно не согласовывается с депутатами, но кто-то принимает решение. А решение принимает руководство края. Когда наши государственные предприятия стали личным кошельком чиновников? Им народ делегировал эту возможность или может закон позволяет – взять и по звонку привезти в серый дом миллионы рублей?

-Может они направляют на благие цели эти деньги?

– На какие бы благие цели и кто бы не направлял, есть бюджет предприятия, есть Законодательное Собрание и есть депутаты. И мы решим, на какие цели. Построить школу не благая цель разве?

– Отремонтировать кабинет губернатора, это благая цель – за спонсорские деньги Красцветмета?

– Это отдельная история, которая и демонстрирует, что ни о каких благих целях речь не идет. Более того, и власть, и завод пытается все это дело спрятать. Мной, как депутатом, был сделан запрос в управление губернатора, на какие деньги был сделан ремонт в кабинете Виктора Александровича Толоконского. Мне пришел ответ от господина Гогиберидзе, что никаких денег из бюджета не выделялось. На какие средства, он не знает. Обращайтесь к заместителю губернатора Пономаренко. Я написал запрос на заместителя губернатора Пономаренко, где он сказал: «Да, мы разослали такой призыв, чтобы коммерческие структуры предприятия отреагировали и надо помочь сделать ремонт, одно из предприятий – Красцветмет». За подписью Пономаренко. У меня есть документ. Это было в 2016 году. Сейчас этой благотворительностью занимается ОБЭП, давайте проверим. И Красцветмет сейчас говорит, что никакой благотворительности он не вел в 2016 году… Единственное, в 2014 году были выделены 15 млн. руб. на ремонт, а куда – они не знают. Наличными деньгами выделены в 2014 году. Таких мутных схем множество.

Дальше, госпожа Давыденко нам приводит в отчетах, связанных и с дорожной отраслью, что и там ситуация худе некуда. Государственные предприятия находятся на грани банкротства. Бюджетные средства не понятно каким образом без аукциона передаются подставным организациям, фирмам однодневкам. А кто-то понес ответственность? Выводы сделаны, а что-то изменилось? Счетная палата официально предоставила документ, почему не возбуждается прокуратура, полиция, почему никто из чиновников не наказан? И вот так год за годом наносится урон бюджету Красноярского края. Все видим, знаем и ничего не делаем. Если мы в совокупности все с вами сложим, поверьте мне, у нас будет достаточно средств, на хорошие дороги, на систему социального обеспечения, на школы, на дольщиков. Есть проблемы, но у нас в крае все для этого есть, другое дело, все до конечного результата не доходит. А не доходит по этой причине.

И ещё одно могу заметить, государственное предприятие «Красноярскнефтепродукт». Как это предприятие могло подешеветь в цене за 2016 года на 5 млрд. руб.? Ведь у руля «КНП» те же самые люди, и те же самые управленцы до сих пор работают. Предприятию и бюджету нанесен серьезный ущерб. Я вам могу сказать, если вы будете работать в любой коммерческой структуре, и благодаря вам капитализация фирмы резко упадет, я не думаю, что вы будете после этого получать заработную плату и вообще там работать.  А у нас на госпредприятиях с этим проблем нет – премии выплачиваются, люди даже получают повышение на службе. Это вообще как?

– Вам не кажется, что это следствие необдуманной кадровой политики в области экономики, ведь смена руководства произошла при прежнем губернаторе, чтобы что-то изменить на «КНП»?

– Я специально летал в Москву два раза, для того, чтобы донести проблему: у нас пытаются забрать последние предприятия, принадлежащие Красноярскому краю. «Красноярскнефтепродукт», «Губернские аптеки», «КрасАвиа» и др. Как Красноярский край, будучи огромной территорией, где 5 часов на самолете только надо лететь с юга на север, не может иметь своих авиакомпаний, взлетных полос. Вместо развития предприятий у нас готовились банкротство и продажи. Не стесняясь, прошлый губернатор говорил: «Давайте продадим, зачем нам это вообще надо?» По сути, это вообще стратегическая безопасность региона. Иметь свои нефтепродукты. Это не просто бензин. Для любой деревни АЗС жизненно необходима. Вы думаете, там топливо покупают тоннами? Они покупают для мотоциклов, для бензопилы. Там будут работать только наши государственные заправки. Вы думаете, туда зайдет частник? Им не выгодно туда заходить, должны быть обороты большие.

Авиация тоже важна. У нас смотрите, сколько населенных пунктов в труднодоступных местах – они окружены реками, болотами, лесами. Во многие поселки летает только авиация. Если мы сейчас обанкротим авиацию, на чем граждане будут добираться? У нас флота не осталось на реке. До этого мы слышали, продали в Красноярске речной порт. В голову надо было кому-то прийти – продать речной вокзал. Хотели отдать речной порт на застройку, городские депутаты. Отдали речной вокзал, сейчас в городе нет речного вокзала. Это что?

– Многие депутаты говорят о том же – правительство не слышит ни депутатов, ни замечания и поправки Счетной палаты. Но что же делать в этой ситуации обновленному правительству, что делать в этой ситуации Александру Уссу?

– Короля делает свита. Любой успех управленца зависит от того, насколько он грамотно подобрал себе команду. Мы сейчас с вами видим результаты нынешней команды. Я думаю, эти результаты работы ещё будут вспоминать наши с вами внуки и дети. Что мы им оставим в наследство? Да ничего. Они увидят, что из нашего Красноярского края все вывезли, все продали. И все медленно и верно приходит в упадок. При таком подходе голосовать за бюджет мы не имели морального права. Правительство должно услышать наше мнение, то, о чем мы говорим. Почему мы закладываем на бюджет 2018-2020 гг. доходность государственных предприятий на том же уровне? Вы вообще не собираетесь развивать предприятие? Вы считаете, в этом упадке никакой дополнительной прибыли не будет и взять неоткуда? Это же абсурд. Как можно при таких расчетах и задачах о какой-то динамике в экономике говорить? Я считаю, это в корне неправильный подход. Министры расписались в своей некомпетентности. Поэтому сессия ЗС раскрыла все карты. Счетная палата, как выяснилось, работает на исполнительную власть, дает рекомендации поддерживать ее бюджет и ее подходы. Я теперь не понимаю, зачем существует Счетная палата.

-То есть, зачем ее создавало Законодательное Собрание?

– Законодательное Собрание создавало ее в помощь себе для контроля, аудита, ревизии. Татьяна Алексеевна, тогда положите свое удостоверение на стол и скажите: «Я ухожу работать в исполнительную власть». А зачем это двуличие? Подобные слова дискредитируют саму суть Счетной палаты. После таких заявлений в Европе человек сам бы уволился.

Источник: Krasnews.com

43