Categories Menu

Опубликовано on 27.01.2017

Анатолий Быков: «У нас низкая, безвольная и подлая власть»

Анатолий Быков: «У нас низкая, безвольная и подлая власть»

Красноярский политик, бизнесмен и меценат Анатолий Быков дал интервью Интернет-газете KrasNews.com. В нем он дал свою оценку политической, экономической ситуации в Красноярском крае, прокомментировал программные заявления губернатора Виктора Толоконского, сделанные им на аппаратном совещании, а также выразил свое отношение к желанию губернатора продать краевую собственность.

– Анатолий Петрович, начало этого года запомнилось выступлением главы региона Виктора Толоконского на аппаратном совещании. Затем даже вышла брошюра с его выступлением, которая, наверное, стала настольной книгой для его подчиненных. Хотелось бы озвучить те вещи, о которых говорил Виктор Толоконский: “Ни в одном секторе мы не видим исчерпания возможности и роста. У нас нет отраслей, которые снижают свой темп и развития роста”. При этом в конце года и Счетная палата края и Красноярскстат указывали на падение практически во всех секторах экономики. А судя по докладу губернатора, у нас все хорошо. Вы согласны с такой оценкой губернатора сложившейся ситуации?

– Я не согласен. Хотелось бы посмотреть немного шире. Страна катится сверху вниз. Президент России ежегодно докладывает Совету Федерации, и мы можем заметить в докладе, что из года в год ничего не исполняется. На этом примере я хочу сказать, что не только это происходит наверху, такая же ситуация и у нас в крае. Это касается не только Толоконского, притворством занимались и другие губернаторы – Кузнецов, Хлопонин… Сейчас это все только продолжается. Я пришел к выводу, что правительство, губернатор – как поставленные смотрящие за краем. Они разрушают экономику края и продают предприятия. Лишь на бумагах показывают нам, что они пытаются что-то сделать с этим. Начиная с тех предприятий, о которых сейчас идет речь, это «Шушенская марка», «Губернские аптеки», «КНП». За последние 15 лет власть ни одного предприятия не восстановила.

– А как же Богучанская ГЭС?

– Это проект еще с советских времен, который нам надо было закончить. На сегодняшний день к краю ГЭС не имеет никакого отношения, задумайтесь, кому она приносит дивиденды.

– То есть Дерипаска построил ее для себя, для алюминиевого завода?

– И тот же алюминиевый завод. Кому они будут приносить дивиденды – мы все прекрасно знаем. Я уже говорил и продолжаю говорить, что Россия – это колония, а Красноярский край – это ее придаток. И то, что происходит сейчас в крае на глазах у всех, приводит к его разрушению. Красноярцы это не хотят замечать, их устраивает существующая политика. Я вижу только отдельные сюжеты по СМИ, в которых рассказывают о невыплатах социальной помощи. Когда люди приходят за помощью к властям, они не могут попасть на прием. Все руководители, начиная от губернаторов, мэров, глав районов должны работать на благо своего народа. А у нас все наоборот. Как будто этих людей специально поставили, чтобы разрушить и попилить территорию. И все эти люди до сих пор на местах, никого не наказали. Потому, что у нас нет закона. У нас даже нет программы реформ, у нас есть только обворованная страна. Разграбили самую богатейшую территорию. Наворовали уже столько, что даже их дети стали миллиардерами. И тут не стоит обвинять одного Толоконского. При наших запасах нефти мы не можем обеспечить свою страну. На сегодняшний день мы помогаем всем остальным, только не себе. Помогаем Европе, даже Украине, которая не платит нам за газ. Лучше помогите газом Красноярску! Может это помогло бы нам избавиться от “черного неба”. Эту проблему можно решить за один день, закрыть ТЭЦы, потому, что их директора не следят за экологичностью производства. Для выполнения этой задачи нам нужна всего лишь выбранная, а не назначенная законодательная власть, которая выполняла бы поставленные перед ней задачи. Губернатор дает присягу всем жителям, но по факту ничего не исполняется.

– Анатолий Петрович, очень популярна точка зрения, что и Россию, и отдельно взятое село от всех невзгод способен спасти только один человек – Владимир Владимирович Путин. Но он во многие внутренние процессы не вмешивается. Его окружение богатеет: покупает дворцы, самолеты, а тех, кто пытается задавать вопросы – посылают подальше. Складывается ощущение безнаказанности, вседозволенности и невмешательства первого лица страны. Что делать в такой ситуации?

– Именно такие ситуации показывают, что Путин внутренней политикой государства не занимается. Посмотрите из нашей страны все вывозиться: капитал, дети, люди, умы… Когда Владимир Путин в 2000-х стал президентом, я ему написал письмо, о том, как надо выстроить финансовые институты. Чтобы все деньги, которые зарабатывают наши бизнесмены, оставались в стране, тогда Россия расцветет в течении пяти лет. Но этого никто не позволит сделать, потому что все деньги, которые сейчас находятся за рубежом, полностью зависят от политики страны, в которой они находятся. Я знаю лично Дональда Трампа и слежу за ним. Дай Бог, чтобы речь, которую он говорил после своей победы на выборах, исполнилась. Тогда Америка станет другой. Он сказал, что всю власть надо отдать народу. Вот тоже самое надо сделать и нам. Пусть бизнесмены продолжают покупать дорогое имущество, но у нас в стране. Живут в стране, воспитывают детей. А получается, что образование дети получают за границей, а чему их там научат, мы прекрасно понимаем – их научат разрушать свою страну и по приезду они этим и займутся. Никто не занимается сегодня внутренней политикой. Посмотрите, что показывают по российским каналам… Мы обслуживаем Америку, разговариваем только про нее. Давайте сначала в своем доме порядок наведем, а потом к соседу заглянем.

– Анатолий Петрович, государство отстранилось от экономики практически полностью, власти управлять нечем. Заводы государство не строит, а часто и не дает строить. Расчет на то, что придет обеспеченный дядя, сам все сделает и начнет платить налоги.

– А потом к нему придут наши умники и заберут эти заводы. Мы уже это проходили. Как только в России появляются люди, готовые строить и развивать, сразу же приходят к ним специальные службы и устраивают рейдерский захват. На сегодняшний день среднему бизнесу очень сложно вырасти, хотя в дальнейшем наша страна могла бы на этом развиваться. И такая ситуация сейчас по всей стране. Если бы нам позволили развиваться на деле, а не так, что президент дает наказ не трогать малый и средний бизнес, а получается, что их наоборот штурмуют. Потому что они не могут защититься. У крупных организаций за плечами стоят силовики с большими погонами, поэтому никто за ними не придет, они как работали, так и работают. А малый бизнес только появится, ему сразу же обрубают концы. Вспомните, разве позволили развиваться малому бизнесу или сельскому хозяйству? На сегодняшний день заниматься импортозамещением невозможно. Потому, что высокие тарифы на электроэнергию, газ и это при таких больших собственных запасах страны. Для развития сельского хозяйства все это можно было свести к минимуму, чтобы появился стимул. Ведь без стимула никто ничего делать не будет. Вот я состоятельный человек, уже 15 лет занимаюсь собственным хозяйством. Но я понял, что им невозможно заниматься, мне выкручивают руки. Налоги надо заплатить, горючее купить, тарифы сейчас зашкаливают, получается, что даже при небольшом хозяйстве я каждый год работаю себе в убыток. А если неурожай – тут же приходят приставы и описывают имущество. Ничем созидательным заниматься в нашей стране нельзя. Но если ты будешь грабить страну и заносить тем, кому надо, то ты сразу станешь нужен своей стране.

– 2017 год объявлен годом экологии. Губернатор поручил чиновникам постоянно следить за экологией в городе и бороться с “черным небом”. Контролировать заводы. Однако экологи говорят, что без кардинальных рычагов вряд ли что-то получится. Какой лично Ваш рецепт, как избавить Красноярск от “черного неба”? 

– На раз, два, три бы избавил. Но для многих людей это было бы болезненно, но по-другому никак. Руководители заводов купили все контролирующие службы. В 1990-х у нас с алюминиевого завода министр по экологии не вылазил. Постоянно приносил предписания, и мы устраняли их. На сегодняшний день мы пол мира обеспечиваем газом, а свою страну не хотим. Председателю правительства на форуме я задал этот вопрос. Он поддержал меня, сказал: «Пусть губернатор напишет обращение с планом мероприятий. И мы будем решать этот вопрос». Хотя еще Кузнецов в свое время сказал, что нам газ не нужен, у нас уголь дешевый. И тогда я понял, что этот человек вообще случайный. Мы должны этого требовать, мы в Сибири живем. Посмотрите какие у нас катаклизмы происходят. Сегодня может быть -40, а завтра -10. Мы должны обеспечивать градообразующие предприятия чистым топливом, таким как газ. Давайте начнем с промышленных предприятий и вы увидите, что “черное небо” исчезнет.

– Говоря о методах борьбы с “черным небом”, надо учитывать все причины. В числе загрязнителей называют и стационарные источники загрязнения, и автомобильный транспорт. Существует и еще одна причина, это плотная застройка многоэтажками.

– Стране нужен хозяин и программа развития государства. Закон для всех один, для Путина, Быкова, Иванова и Петрова, для губернатора, для всех остальных. В 2019 году у нас будет Универсиада. В Казахстане тоже в ближайшее время будет Универсиада. И в интернете я ознакомился со статьей, в которой сравнивали подготовку. Мы в два раза больше затратим на Универсиаду. Почему? Это для того все делается, чтобы украсть больше!

– Что касается инвестиционного климата, губернатор Толоконский поручил новому министру экономического развития Михаилу Васильеву выполнить очень амбициозную задачу: чтобы за кратчайшие сроки Красноярск вошел в 10 самых инвестиционно-привлекательных регионов страны. При этом государство из экономики самоустранилось, налоги у нас такие же, как и везде, никаких льготных условий. Сколько необходимо времени, чтобы Красноярск стал инвестиционно-привлекательным регионом? 

– И Толоконского, и Васильева я знаю очень хорошо. Ни у одного из них не получится этого сделать. Особенно у второго, я знаю с тех времен, когда он работал на алюминиевом заводе, отвечал за экономику предприятия. Дай Бог, чтобы у них это получилось – вывести край в 10 самых инвестиционно-привлекательных регионов. Эти высказывания и поставленные задачи -голубая мечта. Я не верю, что у них это получится. У нас в крае не с кем воплощать данные задачи. У нас нет команды и ни одного знающего министра. Все они плывут по течению. Все они слушают губернатора, зная при этом, что ничего не получится. У них не хватает смелости сесть и подискутировать за общим столом, все они только в своих кабинетах обсуждают Толоконского, а в лицо никто сказать не может. Все пытаются выполнить поставленные задачи, а по итогу мы видим, большой госдолг, низкий уровень жизни, повышение тарифов и т.д. Такого быть не должно.

– Одна из самых заметных вех в экономической политике этого года – это решение Толоконского продать краевую собственность: “Красноярскнефтепродукт”, “Шушенскую марку”, “Губернские аптеки” и еще десяток предприятий. Как вы к этому относитесь?

– Это самый легкий способ избавиться от активов, которые еще хоть какие-то деньги приносят. В самом начале я сказал, что поставлена задача разрушить край. И такую задачу ставят сверху. А им такую задачу ставят с Запада – работать на разрушение России. Мы даже не обсуждаем свою страну, мы не разговариваем как работает губернатор и президент. Я недавно видел дискуссию о том, как работает телеканал “Енисей”. Я помню, как мы его создавали, но сегодня он работает только на “Единую Россию”. Власть подобрала его под себя. А люди с этим согласились, они согласны и с тем, что происходит на выборах, согласились с тем, что их обманывают. Наш президент говорит, что в случае аферы надо обращаться в суд, губернатор и Бочаров поддерживают его в этом. По факту мы выиграли суд, и что дальше? Прокуратура, суды и все остальные – по одну сторону. Единственно офицеры, которые служат своей Родине, понимают все это. Они сейчас, просматривая интервью, согласятся со мной. Я ознакомился с информацией, что ФСБ разбирает главу Железнодорожного района, который у мэрии за бесценок купил землю для коттеджа. Почему именно Железнодорожного? Если взять любого, можно найти кучу махинаций, схем в личных интересах. Посмотрите, по какой цене продавалась земля чиновникам… За копейки. А простым людям и многодетным семьям, которым по закону положен участок? Им дают далеко за городом. Все делается для того, чтобы они сами отказались от него. Сейчас подбирают все, что плохо лежит и осталось. Те же золотые яйца, которые несет «Красцветмет» или «Губернские аптеки». Происходящее я могу расценить как преступление. Регион добивают экономически и социально. Новые руководители первым делом сократят рабочие места, уменьшат заработную плату. Скорее всего, зарегистрируют предприятия в другом регионе и там будут платить налоги. Когда-то моя патриотичная политика ввела в гнев всю власть, начиная от окружения президента Ельцина, заканчивая бизнесменами, которые помогали на тот момент разрушать Россию. Фамилии их известны, многих уже нет, они отошли в мир иной, а некоторые продолжаю процветать и разрушать Россию.

– Простому человеку не понятно, зачем продавать успешное предприятие. Сейчас краевая власть без внятных объяснений решила продать почти все. На что рассчитывает руководство края, на что надеется в будущем, если через несколько лет краевой собственности вообще не останется? 

– А через несколько лет никого из тех, кто сейчас продает краевое имущество не будет. Спросить будет не с кого.

– А как же это наследие? Имущество продадим, деньги проедим… 

– Руководству края не нужно никакого наследия. У высоких чиновников задача разрушить все – самую главнейшую территорию страны, на которой, в советское время, строилась вся экономика государства. Враг зашел к нам так близко, что на сегодняшний день уже некому сопротивляться. Тех, кто продает краевые предприятия гладят по головке те, кто выполняет задачу разрушения. Я уже давно понял, что если ты будешь вором, покупать за границей дома, яхты, пароходы, ты будешь герой для страны. С тобой будут общаться первые лица, награждать орденами. А тех людей, кто делает благое дело для страны и народа, убирают. Государство зависит от президента и политики, которую строят наверху. Я к этому пришел по наивности после последних губернаторских выборов, когда я понял что ситуация с выборами – это была афера, которую провести дали указания сверху.

– Судьбу краевых предприятий решает не один губернатор, это долгая процедура, которая проходит на нескольких уровнях. И конечное решение принимает Законодательное собрание. Какая позиция у краевого парламента, у тех депутатов, которых Вы знаете, у “Патриотов России”. Какую они исповедуют идеологию?  

– На протяжении нескольких созывов Законодательное собрание прислуживало финансово-промышленным группам. Власть выполняла все поставленные задачи, которые спускались сверху. Ведь это все не сегодня случилось. Помню, когда я был депутатом, многие поддерживали разрушение предприятий. Я выступал против этого. На деле должно быть так, что законодательная власть придумывает, а исполнительная власть исполняет. А у нас все по-другому. На сегодняшний день исполнительная власть подстроила под себя законодательную. Многие депутаты  поднимают ручки и нажимают кнопочки, только чтоб разрушить краевые предприятия. Не поддержать, не развить, не создать рабочие места, не получить налоги нормальные. Я уверен что депутат от партии “Патриоты России” Иван Серебряков будет голосовать против, он очень патриотично высказывается к своей стране, к своему народу. А когда грянет гром, я не знаю, где будут все эти люди. Я не думаю что все одни смогут уехать в Америку, Европу, потому, что там не все так гладко начинается. И с оставшихся будет спрос. Отвечать все равно придется. Я в этом уверен, даже знаю как и кому. Ну они сами выбрали этот путь.

– Многие красноярцы не интересуются политической жизнью и очень смутно не представляют, что происходит в высших эшелонах власти. В политических кругах идет дискуссия, быть или не быть довыборам в Красноярский городской Совет. ЦИК и суд говорит – быть. Весь Советский район остался без депутатов, примерно 250 людям не к кому обратиться. Как Вы оцениваете ситуацию? 

– Мы сыграли одну из главных ролей, чтобы довыборы состоялись. Наши требования соответствуют законодательству и конституции, тем самым мы показываем пример губернатору и мэру. Наши кандидаты от партии “Патриоты России” будут участвовать в довыборах. Я надеюсь, что выборы пройдут честно, председатель избирательной комиссии не опустится до уровня Бочарова и Толоконского. И сделает все, чтобы соблюсти права граждан, избирать и быть избранным. Я хочу чтобы красноярцы понимали и осознавали всю важность выборов. Не говорили, зачем мы будем тратить копейки. Но это не копейки! Это 30 млн. рублей, хотя я считаю это небольшие деньги. Воруют в разы больше. Прежде всего это права граждан, чтобы их смогли защитить в том законодательном поле, которое есть у городского Совета. Хочется чтобы в городском Совете сидели депутаты, которые не бегают на побегушках у исполнительной власти, в частности как “Единая Россия”. То, что сейчас происходит в Красноярске, видят все. У меня уже мозоль на языке от слов, что городом никто не занимается. Он разрушается у нас на глазах. Даже когда мы привели хорошую команду, ее быстро соблазнили, некоторых депутатов купили. От нашей партии осталось половина депутатов, – убежденных, уверенных людей, которые служат красноярцам и доказывают это изо дня в день. На сегодняшний день представители других партий не хотят довыборов. Они боятся и понимают, что довыборы им не выиграть. Если конечно не провести такую аферу, которую они устроили на выборах в Законодательное собрание и Государственную Думу. Они не смогут выбрать главу города по своему новому закону. Только мы услышали горожан, что они сами хотят выбирать мэра, а не губернатор поставил человека, который бы управлял городам по его желанию. Я хочу, чтобы будущий мэр служил прежде всего красноярцам.

– Судя по тому, с какой апатией и разочарованием депутаты сдают свои мандаты, Как, например, Александр Коропачинский, никогда еще статус депутата Горсовета не был столь непривлекательным для людей влиятельных и обеспеченных. Возникает необходимость показывать доходы, постоянно отчитываться, быть под присмотром прокуратуры, работать, голосовать, быть зависимым от партии и т.д. Возникает такая проблема как привлечение кадров. У всех, как говорится, короткая скамейка запасных. А кого выдвигать, а кто пойдет и зачем им это надо? Кто хотел, кто мог, тот выбрался в Законодательное собрание. 

– У нас есть команда, но а то, что качество работы депутатов оставляет желать лучшего, это зависит от политической грамотности и нашей культуры. Кадровая политика уничтожена в крае и городе. Если еще в советское время занимались кадровой политикой, были школы, институты, которые готовили людей, то сегодня этим никто не занимается. Только Быков, который ездит по краю, разговаривает с молодежью. Они на встречах задают жизненно-важные вопросы, ориентируются в темах, о которых сейчас дискутируют. Вижу, что у многих душа болит о том, что происходит. Я им предлагаю попробовать себя на месте депутата. Сегодня нет специально образованных людей, которые хотят быть депутатом. Поэтому приходиться собирать ребят по крупинкам, которые хоть как-то хотят участвовать в муниципальной жизни города. То, что сегодня городской Совет сам себя опустил, это надо отдать должное исполнительной власти и “Единой России”. Это они все это сделали, когда сначала они избрали одного председателя городского Совета, потом ударили его по рукам, избрали другого. Поставили женщину, у которой нет своего мнения, и она выполняет все то, что ей говорят.

– Анатолий Петрович, Вы наверняка даете отчет, что эти довыборы, если их назначат, будут лакмусовой бумажкой отношения красноярцев к патриотам, выборы в Законодательное собрание показали…

– Выборы ничего не показали, кроме фальсификаций. У нас отняли право жулики и воры.

– Я хотел сказать, что выборы в ЗС показали, что по городу Красноярску на участках два явных лидера: это “Патриоты России” и “Единая Россия”. Соответственно для “Единой России” не нужны довыборы, т.к. результат непредсказуемый. Может быть все шесть мандатов выиграют единороссы, а быть может и патриоты. И результаты довыборов дадут ответ, пришел ли конец проекту “Патриоты России”, о чем любят посудачить политологи. 

– У нас нет политологов, у нас есть бабушки на базаре. А те политологи, которые у нас есть, эти люди, которые говорят искаженные мысли своих чиновников и спонсоров.

– В последние годы под прицелом Вашего внимания и многих аналитиков город Назарово. Это Ваш родной город, поэтому Ваш личный интерес понятен. Главой города, несколько лет назад, была избрала кандидат от партии “Патриоты России”Юлия Стрельникова. По Вашей рекомендации Юлия Стрельникова сложила с себя полномочия члена партии, чтобы быть независимым градоначальником. Как ей работается все это время? Как отражается на ее работе, что она избрана от оппозиционной партии?  

– Это мой родной город, поэтому я очень болезненно переживаю за происходящее в нем. С Юлией Стрельниковой сейчас борются мужчины. И эта борьба с женщиной характеризует наших мужчин, если их так можно назвать. Я сейчас говорю про губернатора, его заместителей, главу администрации города Назарова. Молодой, энергичной, грамотной, патриотичной к своей Родине, к жителям края. Какими методами они борются? Под столом, исподтишка, в спину… Это позор для них! Подговаривают ее уйти от Быкова, обещают, что будут помогать ей. При активе города Назарово Толоконский обещал многое, но после выборов он забыл про это. Плюют, тем самым, в спину мэру Назарово. Я люблю свой город, и пока я жив и здоров, я никому в обиду эту женщину не дам. И если они перейдут черту дозволенного, мы отнесемся к ним как к врагам России. Нельзя идти против своей страны и своего народа. Она бьется с этим! Когда она одержала победу, я ее попросил выйти из партии и служить своему народу. Она показала всем как надо любить свою Родину и свой народ. Пытаются ее дискредитировать, всячески мешают ей, но у них ничего не получится, потому что за ней стоят назаровцы! Они сами ее выбрали! Если спросить у назаровцев, кому они больше доверяют, Юлии Алексеевне или городскому Совету? Я с полной уверенность отвечу – Юлии Алексеевне. Городской Совет они ненавидят, в котором большее число депутатов это представители партии “Единая Россия”. Скоро будут выборы мэра города Назарово, на которых мы будем поддерживать Юлию Алексеевну. Именно поэтому перед выборами в Назарово отправили бывшего руководителя города господина Сетова. Власть хочет, чтобы избрали его. Он проиграл выборы и приехал работать в Красноярск к Акбулатову. Но его дискредитировали, Акбулатов его уволил и выгнал. А он снова вернулся в Назарово, где ему дали новую должность. Я помню, как он с депутатом Седовым устраивали провокации в Назарово против Юлии Алексеевны. Мало того, что с ней борются не по правилам, так еще и мужчины с женщиной. Я убежден, что выборы в Назарово пройдут достойно. Я помню как мы десять мандатных округов выиграли, по партиям мы набрали 57%, а “Единая Россия” всего 19. Это в 2007 году было. Единороссы пошли тогда по своему отработанному пути, начали по одному депутату приглашать к себе и покупать. Многие депутаты были бизнесменами, у них свои интересы, поэтому власти удалось на них надавить или их купить. Вот этот грешок сейчас висит на городе Назарово, да и не только, в Красноярске тоже такое происходило. Самое главное, что Юлия Стрельникова смогла выстроить диалог с горожанами, и ее дверь всегда открыта. Она работает и в социальном направлении, работает также с молодежью, со спортом, с ветеранами города. У нее всегда открыты двери, к ней на прием приходят люди. Не так как у нас к Акбулатову. А то, что на юбилей города не приехал губернатор, первый заместитель и правительство не смогло выделить человека, это и характеризует их со стороны, о которой я говорил. Как можно не приехать на юбилей такого города как Назарово? В котором есть крупные предприятия, угольный разрез, Назаровская ГРЭС. Ко мне на юбилеи города подошли люди, которые работают на ГРЭС, и рассказали, что за год 900 млн рублей прибыли получили руководители предприятия, которые никакого отношения к городу не имеют. А сколько копеек они оставили в городе? При этом Юлия Алеексеевна ходит с протянутой рукой. Ее всячески блокируют различными путями. Это все говорит о том, какая у нас низкая, безвольная и подлая власть.

– Вам довольно легко отвечать на политические вопросы. А вот на личные вопросы, как человеку скромному, отвечать сложнее. Совсем недавно скончалась заслуженный деятель культуры, преподаватель Екатерина Иофель. В последние годы Вы были рядом с ней. Человек был одинок, как она сама говорила, ее выгнали с института и этим увольнением уничтожили. Какие ее были последние годы, и почему Вы оказались рядом?

– 15 лет назад нас познакомила Марина Добровольская. И с этого времени мы дружим. Она лично обратилась к Добровольской и попросила нас с ней познакомить. Это великая была женщина, в ней был дух и стержень. Она служила своей земле и своему народу. Она была очень характерная и у многих не получалось найти с ней общий язык. Мы очень близко дружили, я приезжал к ней на уроки, помогал делать класс, который в дальнейшем стал самым лучшим классом в академии. Она очень грамотная не только в музыке, но и по жизни. Она была настоящим патриотом и гражданином Красноярского края. Была очень верующим человеком, общалась с митрополитом и часто ходила в церковь. Могла дать любому человеку оценку, потому, что была очень прозорливой. Вместе мы посещали творческие мероприятия. Как то раз мы присутствовали на юбилее края. Сидели рядышком, позади нас сидели губернатор края, мэр Пимашков, Сергей Шойгу даже приехал. И когда началось мероприятие, в начале не сыграли гимн. Тогда она повернулась к первым лицам и задала вопрос: «Почему же гимн был не сыгран?!». Они начали смотреть по сторонам и друг на друга. Тогда она не дожидаясь ответа отвернулась со словами: “Все с вами понятно!”. Многие политики подумал, что это я ей подсказал. Но нет, она сама могла подойти и задать вопрос любому. Мы с ней много дискутировали, но нашли общий язык. Она понимала, кто я такой, а я понимал, кто она. Я ей долгое время помогал, потом я передал эту эстафету своему помощнику. До последних дней мы ее не оставляли, наняли ей сиделку, чтобы она оказывала присмотр за ней. В последние годы особенно ей нужен был уход. К сожалению так случилось, что когда я был в отпуске, она ушла из жизни. Мы теряем людей, старшее поколение, которые были для нас примером и жизни, и в творчестве, и в спорте. Вчера, к примеру, ушел из жизни Владимир Владимирович Кузнецов. Это ветеран Великой отечественной войны, ему был 91 год. Это капитан нашей спортивной команды. Государство должно присматривать за такими людьми. В министерстве социальной политики есть заместители, которые должны контролировать, как живут пожилые люди. Кузнецов был живчик, до последнего ездил отдыхать, имел два солдатских ордена боевой славы, которая является самой высокой солдатской наградой. Он никогда ни на что не жаловался, ничего не просил. Очень доброй души человек, который мог придти любому на помощь. В конце года я похоронил свою преподовательницу. Но это возраст, это жизнь… Я хочу, чтобы не только родные и близкие уделяли им внимание, но и власть. Мы все к этому когда-то придем, но я хочу, чтобы государство и чиновники на протяжении всей жизни заботились. Приглашали их не только на значимые мероприятия и выборы, с целью своей поддержки, а ежедневно. Я хотел бы всех призвать относиться к старшему поколению немного добрее, потому что жизнь становится тяжелее. Ведь надо не забывать, что это они нам построили государство, город, край, который сегодня без таких масштабных личностей прозябает.

 

45