страницы партии
в социальных сетях:

Categories Menu

Опубликовано on 28.09.2017

Анатолий Быков про дембельский аккорд Толоконского

Анатолий Быков про дембельский аккорд Толоконского

В те минуты, когда Виктор Толоконский собрал в большом зале краевой администрации аппарат и депутатов для того, чтобы попрощаться, журналист KrasNews.com сел напротив политика-оппозиционера Анатолия Быкова. Уже сутки не было никаких сомнений – губернатор уйдет. Ушел губернатор, с кем у Быкова сложились непростые, враждебные отношения.

– Наш сегодняшний разговор подводит черту определенной вехе в истории края. Толоконский объявил об уходе с занимаемой должности.  Вы и «Патриоты России» больше года добивались того, чтобы Толоконский, а так же Бочаров и Пономаренко ушли в отставку. Лично ваш политический конфликт с Толоконским имеет ещё более давнюю историю. И, конечно же первый вопрос, как вы восприняли новость о том, что Толоконский покидает свой пост?

– Это было ожидаемо. Информация об отставке ходила минимум полгода. Многие оппоненты начинают радоваться, а чему радоваться? Сегодня край и город находятся в ужасном состоянии. У меня сложилось впечатление, что Виктор Толоконский выполнял поставленную задачу: довести край до «ручки». Он и так был на грани. И то, что за время его правления произошло, любому не вооружённым глазом видно. Прежде всего, это государственный долг вырос до 100 млрд. И дефицит бюджета. Виктор Александрович был не бизнесмен. Он был опытным чиновником, мэром, губернатором, полпредом. И то, что за время его правления край довели до такого состояния, я могу  расценивать, как специальную операцию по разрушению могучего, богатого региона России. Я не удивлюсь, если увижу, как в Москве его еще и  наградят за это.

– Анатолий Петрович, наверняка люди долго не узнают, какая официальная причина отставки. Потому что, как говорят политологи, которых вы всех очень «любите», видимое благополучие в цифрах, в статистике, в отчётах есть. Чем федеральному центру, чем администрации президента и Путину быть не довольным – не понятно.

– Давно уже всем понятно, впереди предвыборная президентская компания, и политологи это знают, только политологи не все будут говорить, они будут говорить то, что им разрешено. Больше они ни на что не способны. Они не видели, что происходило в Красноярском крае во время правления Толоконского и молчали. То, как разрушалось выборное право. То, как губернатор участвовал во всех сельских выборах, районных выборах, городских выборах, Законодательного Собрания, Государственной Думы. Он так хотел показать, кто такая «Единая Россия», какая она непобедимая, что ему некогда было работать. И шёл на все изощрённые методы мошенническим способом. Они подделывали, подгоняли под себя досрочные выборы – где 80% голосовали за «Единую Россию». Любой ценой останавливали КАИБы, отключали свет на избирательных участках. Мы все это помним, все происходило только под руководством Толоконского. Мы первые «Патриоты России» с 9-ю партиями после выборов в Заксобрания и Госдуму вслух об этом сказали и попросили президента об отставке Бочарова, Толоконского и Пономаренко. Я считаю, что эти люди совершили должностное государственное преступление против Конституции, против выборного права. Права избирать, право быть избранным. Не оглядываясь. Значит, кто-то им разрешал. Кто разрешал – пусть разбираются компетентные органы. Но мы видели, что здесь происходило вокруг, то, что Толоконский натворил в экономическом и социальном плане. Жители Красноярска видят, в каком состоянии город – в центре даже по тротуарам пройти невозможно.  Уже заканчивается сентябрь, а у нас ещё никто не начинал доводить дела до конца. Такого никогда не было. Мне жалко нашего несчастного Акбулатова, мэра города, который ни на что не способен, я изначально это говорил. Сегодня вскрыли город, через 2-3 недели пойдёт снег, это всё останется под снегом. Опять же будут страдать наши красноярцы, наши водители, которые все жалуются, спрашивают, что сделали с городом, такого никогда не было! В экономическом плане мы похоронили свой автодор, привели сюда фирмы из других регионов. Чужаки хозяйничают в здравоохранении, в энергетике, в ЖКХ. А протестные настроения – напротив краевой администрации разбили целый лагерь обманутые дольщики. Такого никогда не было, ни при одном губернаторе, чтобы напротив администрации люди от безвыходности разбили палатки и жили там.

– Дольщики вправе разбивать палаточный лагерь и напротив мэрии. Ответственность губернатора вполне мог бы разделить наполовину и мэр Акбулатов.

– Я думаю, что губернатор, председатель правительства должны в первую очередь нести ответственность, руководить Акбулатовым и всем остальным. Губернатор – это политическая власть в крае. Когда к нему обращались десятки людей и приходили к нему на встречи, они писали и мне письма. У губернатора они были, и не раз, а в ответ только обещания. Я думаю, кроме обещаний и своих песен Толоконский ничем не запомнится в Красноярском крае. Вот что я могу точно сказать.

– Есть такая версия, что у губернатора сильно ухудшилось самочувствие. Говорят, у него сахарный диабет. И это одна из причин, по которой он не может продолжать работу и последнюю неделю плохо себя чувствует. Однако злые языки поговаривают, что это только повод, на самом деле некое недовольство было и в Москве. Вы в какую причину верите?

– Я о здоровье не буду говорить вообще. Я буду говорить о тех насущных делах, которые показывают, кто такой Толоконский. Во-первых, на территории Красноярского края потеряно доверие к избирательному праву, впереди президентские выборы. Прежде всего администрации президента это не нужно – это один из главных факторов. Толоконский потерял связь с элитой, которая рассорена между собой и при помощи Толоконского. Толоконский хотел выглядеть как положенец в зоне. Одному одно сказал, другому – другое, поссорили всех, наблюдать и разводить. Я изначально говорил, что Красноярск – это не Новосибирск. Это здесь не пройдет и не получится. Только когда Александр Викторович приехал сюда, я сказал, что Красноярск – сложный город, здесь нужно разговаривать с людьми. Тогда всё будет понятно, куда вы приехали. Он думал, что Быкова можно отодвинуть от выборов в Законодательное Собрание. Это их рук дело. И то, что произошло, хоть Быков и не находится в Заксобрании, мне как шли письма, так и идут. Как шли ко мне люди, так и идут. Последние выборы этой осени показали, что Толоконский не задумывался, что творит. В маленьком городе Назарово, на мою родину 3 раза съездил. Губернатор ездил и проводил выборную кампанию.

– За пару месяцев. А до этого там практически не появлялся.

– Да. На досрочных выборах «Единая Россия» показала 80% (количество досрочно проголосовавших 15% от пришедших на участки). Не знаю, кто из них деньги возил по 400-500 рублей за голос. Это говорит о том, что Троязыковой, председателю избирательной комиссии Назарово, сказали: «Ты делай все, что мы тебе говорим, не бойся, мы тебя защитим». Мы всё равно доведём дело до конца, все понесут свою ответственность. Сегодня, завтра, через год. Я в камеру заявляю. Поверьте, мы спросим со всех этих людей по всей строгости закона за весь тот беспредел, который они делали против нашего края, против нашей России.

– Для того, чтобы «пазл» этот собрался, Толоконский, Бочаров и Пономаренко, чью отставку вы добивались уже с прошлых выборов осенью 2016 года, необходимо, чтобы в отставку ушёл Пономаренко?

– И Томенко. Он председатель правительства, который допустил хаос в городе Красноярске. Томенко полностью должен отвечать за это. За все города, которые у него во власти. А здесь столица, все проблемы у него под носом. И то, что сегодня стоят палатки, я думаю это и вина Томенко, как председателя правительства. Я думаю, что этой компании не место здесь находиться. Они показали на протяжении многих лет свою работу и отношение к нашему народу, к своей работе. Зарекомендовали себя с очень отрицательной стороны. О том, что говорят люди, дома, на кухне, во дворах.

– Вообще, интересно поговорить с людьми из политических кругов, пообсуждать Толоконского, власть краевую. Не было заметно, чтобы Толоконский «притаскивал» кого-то своего. На ключевых должностях работали красноярцы. Подрядчики красноярские, московские, какие угодно – только не новосибирские. Я обсуждал это со знающими людьми, с депутатами, и мне говорят: «А с чего ты взял? Ты посмотри, кто сейчас строит стадион «ХК Енисей»? Это же кемеровская компания, которую привёл Толоконский, и все красноярцы устранились с этого объекта, потому что подрядчики говорят: «Мы подчиняемся напрямую Толоконскому». А сколько таких примеров, о которых мы еще не знаем…

– Я знаю об этом. Я думаю, это был дембельский аккорд Толоконского. Приехал в Красноярский край, заработал и уехал. Он на большее и не настраивался – по его подходу к работе я убедился. Он мог бы совершенно по другому работать, всё для этого было в Красноярском крае, но он этого не захотел делать. Я думаю, он заработал, что хотел и поехал на заслуженный отдых. Я смотрю, как Владимир Владимирович провожает, с почестями вручает ордена государственные. Я бы за такую работу вручил ему орден Сутулого. Ещё бы провёл аудит и сделал выводы, что дальше делать. Если мы не будем спрашивать с губернаторов, то мы страну потеряем. Я и не радуюсь, что Толоконский ушёл. Придёт сейчас другой кандидат. Кто-то уже называет Михаила Котюкова. Успокаивает, что он красноярец, родился здесь, вырос, в финансовом управлении работал. Был министром финансов, уехал в Москву. Работал на федеральном уровне в Министерстве финансов, ушёл в федеральное агентство. Он связан с федеральной властью, знает дорожки, которые сегодня нужно определять, что делать с краем. Кто бы ни пришёл, с чего сегодня нужно начать, что делать завтра? От этого завтра зависит наша жизнь. Мы уже пятого губернатора провожаем, вот это самый главный для нас вопрос, как для жителей Красноярского края, так и для политологов. «Что делать завтра»? Новый губернатор, временно исполняющий, должен консолидировать всех нас, жителей Красноярского края, политиков Красноярского края вокруг одной беды, в которой мы оказались. Мы оказались в разрушенном доме.

– Анатолий Петрович, интересное совещание Госсовета прошло в Ульяновске в пятницу. Толоконский, как член президиума, Госсовет  пропустил, в принципе – это первая «ласточка», которая выдавала ситуацию, что Толоконский уйдет, потому что это почесть – быть в числе 10 глав регионов, решать проблемы страны. На этом заседании Владимир Путин рассказал, что в стране угрожающая ситуация с наращиванием государственного долга. Региональные бюджеты – это не бюджеты развития территорий, а бюджеты выплаты процентов по кредитам. Ситуация в Красноярском крае усугубляется не только тем, что у нас порядка 100 млрд. долларов, а структура долга. Путин отметил, что Минфин реструктуризирует кредиты, которые взяты у государства, и регионы будут их выплачивать и 10 лет, и сколько надо, для того, чтобы регионы могли развиваться. Но наши-то аудиторы год назад сказали, что 70% кредитов края взяли у коммерческих банков. Что делать новому губернатору с таким наследием?

– Дмитрий, я об этом с вами много раз говорил, что это игра в бизнес. И банкам выгодно, и тем, кто занимал. Здесь должны разбираться компетентные органы, я думаю, что и счетная палата, и налоговая инспекция, и ФСБ. Надо разобраться, куда эти деньги ушли. Посмотрите, что у нас построено, что у нас сделано в крае? Что можно показать, что эти деньги работают на нашу экономику? Красноярский край – одна из самых разрушенных территорий на сегодняшний день в России. Об этом уже два года в голос кричим, никто нас не хочет услышать. И до этого мы говорили, когда Толоконский пришел. Я рассчитывал на его жизненный опыт, что на самом деле он сибиряк и будет работать. Потом я начал понимать, что этот человек на самом деле приехал сделать свое дело. И то, что его компания стадион «Енисей» строит, и то, что он привёл свою компанию, и Автодор в Ачинске – сначала разрушили свою, оказывается с Новосибирска выгоднее. Так же и в энергетике бизнес имеем, все об этом вслух говорят, и никто не стесняется. Я думаю, что этим должны заниматься профессионалы, если они остались у нас, если есть правоохранительная система. Они между собой не могут разобраться. Надо думать, что делать завтра, чтобы остановиться у края пропасти. За нас не Путин приедет сюда работать, нам самим придется вылазить из этой ямы помойной, в которой мы оказались. Люди жалуются – пройти по пр. Мира не могут, по колено в грязи. Никогда такого не было. Первого сентября всегда город хоть как-то был готов к школе. Что происходит в больницах, в других учреждениях? Все жалуются, как специально все подстроились и начали на Толоконского наговаривать. Если кто-то подумает, что Быков за этим стоит – нет, Быков просто вслух это озвучивает. В мае еще слышал разговоры серьезных людей, что Толоконского отправят в отставку из-за того, что подготовка к Универсиаде отстает, и растет государственный долг. Предвыборные компании грязно прошли, и конечно, администрация президента решила поменять власть в преддверии выборов президента России.

– Анатолий Петрович, вот вы сейчас говорите, практически обесценивая свои политические шаги для того, чтобы Толоконский ушёл с поста. Но я могу загибать пальцы: это и митинги об отставке Толоконского, Бочарова и Пономаренко, это и сбор около 40 тыс. подписей за отставку, это многочисленные интервью с требованием отставки, это письма в администрацию президента. Причём не только от вас, от других политических организаций, от частных лиц, которые говорили «Уберите Толоконского». Вместе с тем я помню, как от интервью к интервью менялась и ваша риторика, я видел, что угасала ваша вера даже в федеральную власть и в президента Путина. Его просят навести порядок в крае, ему показывают факты нарушения закона, избирательного законодательства, перед ним выкладывают доказательства, а он как будто не предпринимает никаких шагов. Но сейчас, после отставки Толоконского, этого поступка администрации президента и наверняка решения Владимира Путина, ваше отношение к Кремлю как-то изменилось? Вас услышали, как вы думаете?

– Я думаю, это не меня услышали, я вижу, что по всей стране происходит. И то, что президент сегодня далёк от внутренней политики – это его главная беда. Я тогда говорил и сейчас говорю. Когда на протяжении двух лет разваливали одну из крупнейших территорий, на это все смотрели и ждали только момент, когда наступит президентская кампания. И под нее уже начали менять губернатора.

– У администрации президента только свой корыстный интерес?

– Совершенно верно, другого я не вижу. Я думаю, если это было бы в другом формате, из кресла губернатора кое-куда бы отправляли за такую работу, тогда бы я увидел государственный подход. На сегодняшний день, когда я увидел, что вывешивают ордена за такую работу, мне все понятно.

– Анатолий Петрович, мы традиционно спросили пользователей социальных сетей, что бы они хотели спросить у вас, предложили задать свои вопросы. Если вы позволите, я зачитаю некоторые из них:

1.    «Анатолий Петрович, если подтвердится отставка Толоконского, вы и ваша команда были инициаторами, даже проводили митинг за отставку губернатора. Кого вы видите на посту губернатора и чего нам, красноярцам, ждать от нового губернатора? Хотелось бы от вас, Анатолий Петрович, услышать прогноз, будем ли жить лучше или останемся с теми же проблемами, заранее спасибо»

– Во-первых, я прежде всего хотел бы видеть губернатора – красноярца, Во вторых, не надо все валить на губернатора, я бы хотел обратиться и к жителям Красноярского края. Мы во всем, что произошло в Красноярском крае, соучастники. Активность жителей на выборах всего 20%. Все остальные махнули рукой на все, что делается вокруг них.

2.    Александр Кузнецов пишет: «Анатолию Петровичу Быкову хочу искренне пожелать крепости духа и терпения, а так же хочу пожелать добра, здоровья, долгих лет жизни. В надежде, что всё-таки в скором будущем увидим вас, как минимум – мэром, а лучше – губернатором».

– Спасибо за доверие, время покажет.

– Многочисленные опросы, готовые проходили в социальных сетях о том, кого бы люди хотели видеть губернатором или мэром, я думаю, до вас доводили. Они показывали, что 60-70% тех, кто голосует в интернете, поддерживают именно вас.

– Я хочу им сказать огромное спасибо за доверие и думаю, что Анатолий Петрович никогда не давал повода, чтобы их подвести.

3.    Николай Истомин спрашивает: «Считаете ли вы, что Алексея Навального, федерального политика осудили по политическим мотивам и то, что сейчас российское правосудие не обращает внимание на европейские суды по правам человека, на решение международных инстанций, это тоже политическая составляющая, это тоже самое, что произошло с вами?

– Безусловно, я уверен в этом, что так произошло. Я сам прошёл через это судилище, которое не могу назвать судом. Я помню, как меня судили, за то, что боролся за Красноярский край, не отдавал в собственность тем людям, которые все вывезли за рубеж. Рано или поздно мы об этом ещё скажем и увидим сами. На сегодняшний день я свое отношение имею к Навальному. Я называл, что Навальный – это проект Кремля и до сих пор остается в моем понимании. Я думаю, что возможно допустят его до выборов, чтобы сделать явку. Я хочу сказать про Навального отдельно. Если говорить о предвыборной кампании, он сегодня показывает пример, как проводить выборную компанию. Он пошёл по следу, как мы работаем. Мы от двери к двери, от района к району объезжали Красноярский край, встречались со всеми людьми, которые живут на крайнем Севере, на Юге края, на Востоке края, в тех деревнях, где не был ни один политик. Мы туда приезжали, общались, разговаривали. Мы видим, как он ведет предвыборную кампанию по городам, как Новосибирск, Владивосток, другие города, обещают Красноярск, я думаю это правильный подход. Я думаю, он работает на явку, которая нужна президентской кампании. Минимум 51% должно быть, чтобы президентская кампания была легитимной. А этого сегодня Кремль опасается, что это может не произойти, и не просто так, не беспочвенно. Я думаю, что в этом что-то кроется.

4. Ксения Щербакова спрашивает: «Не собираетесь ли вы вставать в огульную оппозицию по отношению к новому руководству края и собираются ли патриоты бороться за пост губернатора в следующем году?»

– Я думаю, что безусловно мы будем участвовать в кампании, наша партия «Патриоты России». Вставать огульно я не перед кем не собираюсь, я и не вставал. Мы делаем всё в рамках нашего закона, в рамках нашей Конституции. Нам не хватает других подходов, а иногда хочется найти тех людей, кто работает против России, против Красноярского края, против нашего народа. Другого они не понимают.

5. Антон Гуров интересуется: «Какие советы вы можете дать по решению проблем села»?

– Селом надо было заниматься ещё вчера, я много раз об этом говорил. Село, сельское хозяйство – это национальная безопасность. Когда объявили против России санкции, мы часто начали говорить про ипортозамещение, но никто не хочет этим заниматься. Никто не хочет создавать для нашего села жизнь, которая могла бы дать жизнь другим, для этого нужна воля. У нас все для этого есть. У нас самые большие запасы нефти, большие запасы газа, своя электроэнергия. Неужели мы для села не можем дать такой тариф, чтобы им было выгодно жить в селе, удобнее, комфортнее, чем в городе. И поверьте, это все быстро оживет.

6. Андрей спрашивает: «Национальная идея, провозглашенная Путиным ещё в начале срока – это борьба с бедностью в России, и, по-моему, эта борьба не сильно достигла успехов, пока наша страна лежит на лопатках. Как вы считаете, есть ли некие простые шаги для того, чтобы народ жил лучше, богаче»?

– Я думаю, что народ стал жить беднее и самое страшное, идет с такой скоростью деградация нашего населения, что о бедности даже и не хочется говорить. Это самая страшная беда. И конечно, о чем коммунисты заговорили, о ренте, о полезных ископаемых – это давно надо было сделать, «Единая Россия» давно это заявляла, а сейчас правительство России против, дало отрицательное заключение на эту инициативу. Да как же, против себя? Вот это раскрылась «Единая Россия», кто есть кто. Они построили политику, чтобы народ довести «до ручки». Россию продают. У американцев вступит новый закон о том, что будут рассматривать легитимность капитала нашего, и тут мы увидим, кто за Россию, а кто против. Весь мир это увидит и узнает.

– Вы замечательный пример привели. Депутаты Госдумы вышли с предложением, чтобы россияне получали 20% дохода от нефти.

Конечно, это копейки. Но люди это серьезное подспорье. И тогда не будет бедноты, которая находится у нас сейчас на улице. Пусть они поучатся у всех. У Лукашенко. Лукашенко этих губернаторов в тюрьму бы посадил за такую работу. А не ордена им вручал.

– Так вот правительство России ответила на инициативу отказом, а инициаторов обозвали популистами. Власть настроена выворачивать карманы простых людей и дальше. Вы посмотрите, у нас сегодня бензин 92-й марки стоит 37 рублей, в нем половина цены – акцизы, то, что государство просто накручивает, чтобы у нас изымать из кошелька. Возьмите и откажитесь от этого акциза или снизьте его на 90% – страна выдохнет! Ведь по цепочке всё подешевеет, от хлеба и заканчивая электричеством. Но нет, не желает пойти власть на такой шаг. А делает все наоборот, каждый год добавляет по рублю к цене топлива…

– А какие налоги собирают с водителей, которые ездят по ямам, по ухабам в Красноярске. Таких дорог как в Красноярске, нигде нет. Я вчера случайно сам поехал – был удивлен. Сколько людей на этих объектах работает, как они собираются заканчивать? Я помню, когда избирался Акбулатов, я вслух от этом говорил – «Не надо вам идти!», не из-за того, что я не хотел, чтобы он был мэром, а я знал его профессиональные качества. Я бы сейчас хотел обратиться к тем людям, которые его активно поддерживали: сейчас, когда город в полуразрушенном состоянии, выходите на улицу, возьмите в руки лопаты, метла и помогите восстановить город. Вы же должны поддержать в трудную минуту того человека, которого вы выдвигали! Не оставайтесь в стороне.

– Мы живем в интересное время – полностью меняется политическая ситуация. Сейчас наступает активная фаза выборов, вернее назначения мэра Красноярска. И Эдхам Акбулатов был кандидатом губернатора Толоконского. Сегодня приходит новый человек, возможно даже со своей кандидатурой, либо Акбулатов для него абсолютно незнакомый, чужой человек. Политические силы задаются вопросом: «Наш новый губернатор будет на той же волне преемственности с Акбулатовым?». Какие изменения политического склада вы прогнозируете на уровне города и горсовета?

– Я думаю, много чего поменяется. Я не думаю, что Акбулатов станет мэром. Это первое. Если временный исполняющий обязанности губернатора первый сделает этот шаг, то все будет понятно – ничего менять не хотят. Тогда дальше так будет строиться политика. На протяжении 4-х лет Акбулатов показал себя. За такую работу надо в определенные места отправлять. Не надо тогда таким людям ходить. Подневольно ему сказали идти. Раз ты пошёл – неси ответственность за то, что произошло с городом и с людьми. На сегодняшний день должны нести ответственность и те люди, которые рекомендуют его. Пусть персональную ответственность возьмет на себя тогда Толоконский, Усс и Клешко, которые на бюро своей политической партии принимали решение.

– Реакция последовала?

– Реакции никакой не последовало. На сегодняшний день я думаю, что новому руководителю нужно поменять всех главных раздражителей, которые оставили за собой столько хвостов, и в бизнесе, и в экономике, и в политике. Я думаю, их надо отодвинуть, их игра закончена. У нас Красноярский край большой, я думаю можно собрать за стол людей разных политических взглядов, которые понимают на сегодняшний день, что мы пришли к пропасти. И что делать завтра? В преддверии президентской кампании мы не должны показать самый плохой результат. Я уверен, что администрация президента поставила перед будущим руководителем эту задачу. Я бы хотел, чтобы выборная кампания была легитимная. И с легитимными людьми и лидерами, за которыми народ придет на выборы, и придет восстанавливать город и край.

– Интересно, как сейчас будет меняться резко мировоззрение окружения губернатора Толоконского, вы ведь помните, сколько у него было сторонников, которые говорили «Махнем рукой на государственный долг – это не критично», «Край не у края пропасти – это все наговаривает Быков».

– Фильм видели про Чапаева? Когда наступали то красные, то белые. Вот так и у нас в России, как сегодня. Если у нас голос продают за 400-500 рублей, депутаты продают себя чуть подороже, мэры еще дороже, губернаторы, министры. Ну что поделаешь? Показывали, работник министерства обороны дал взятку 3,5 миллиона. Деньги в России есть, но говорят – не про нашу честь. И в крае у нас есть все для того, чтобы мы жили правильно. Для этого должна быть совесть у людей, особенно у тех, кто идет на государственную службу и работу. Я хочу обратиться в преддверии такого сложного времени ко всей правоохранительной системе: ФСБ, прокуратуре, следственному комитету, к офицерам. Остановитесь, мы должны служить не лицам, а присяге, государству, своему народу. Если вы это не сделаете, мы страну потеряем. Завтра будет поздно ставить нового губернатора. Мы на краю пропасти очень серьезного пути. Здесь нужно всем засучить рукава, перелистнуть страницу, с чистого листа поднимать наш город, край, экономику, весь социум, воспитывать наших детей, помогать нашим старикам преодолевать трудности, которые сегодня доживают в нищенском положении, дожив до пенсионного возраста. Это стыд и позор всем нам.

43